Документальная хроника
Сочинения
Фотоальбом
Дискография
Шостакович сегодня
Об авторах
Информационные ресурсы




1920-1921

Годы учения в консерватории.

8 мая 1920 года: исполнение Шостаковичем Прелюдий (ор.2) на выставке Кустодиева в Доме искусств.

Осень 1920 года: переход в фортепианный класс Л. Николаева.

1921: первый отзыв о Шостаковиче в печати в журнале «Жизнь искусства».

Первый отзыв о Д. Шостаковиче: 
«Потрясающее впечатление произвел концерт, который дал Д. Д. Шостакович, молодой композитор и пианист. Он играл Баха (Прелюдию и фугу a-moll для органа в переложении Листа) и Бетховена «Апассионату». А потом свои собственные произведения. Исполнение отличалось уверенностью и художественной заботой о простоте, которые показали нам музыканта с глубоким ощущением и пониманием своего искусства».
(Жизнь искусства, 1921).

Разговор А. Глазунова с М. Горьким: 
– Нужен паек. Хотя наш претендент очень молод. Год рождения тысяча девятьсот шестой.
– Скрипач, они рано выявляются, или пианист?
– Композитор.
– Сколько же ему лет?
– Пятнадцатый. Сын учительницы музыки. Он принес мне свои опусы.
– Нравится?
– Отвратительно! Это первая музыка которую я не слышал, читая партитуру.
– Почему пришли?
– Мне не нравится, но дело не в этом, время принадлежит этому мальчику. Мне не нравится. Что ж, очень жаль. Но это и будет музыка.
– Фамилия?
– Шостакович.
(В. Шкловский.  Жили-были. – М., Сов. писатель, 1966, с.164).


«Дмитрия Дмитриевича Шостаковича я впервые увидел у нас дома... 11 ноября 1920 года. Он пришел с Зоей, которую я уже знал.
Мы сначала сидели и стеснялись друг друга. Потом принялись играть в железную дорогу. Мите это скоро надоело. Он сел к роялю и стал играть раскрытый клавир «Тангейзера».<...>
Он был таким же, как впоследствии, слегка отчужденным, рассеянным, лохматым, в очках, скрывающих глаза».
(А. Розанов. Воспоминания о Д. Д. Шостаковиче).


«Осенью отмечали день Митиного рожденья. Мы принесли ему в подарок выпиленную из дерева фигурку Эмиля Купера за дирижерским пультом. Фигурка была выразительной: властный профиль и магическая палочка в энергичных руках придавали ей сходство с волшебником из сказки Гофмана.
За праздничным столом вместе с нами был и Александр Константинович Глазунов. Его массивный величавый облик, медлительность и добродушие речи вносили особый дух безграничного тепла и непосредственности.
Вот он попросил тишины. Пожевывая губами, словно обдумывая каждое слово, негромко обратился к гостям:
– Я полагаю, что мы сегодня собрались (пауза), чтобы чествовать и пожелать здоровья юному автору (пауза)... юному автору (пауза)... (кто-то шепотом пытался подсказать: «скерцо»).
Но Александр Константинович, подняв на Митю взгляд, полный отеческой нежности, медленно продолжал:
– Чествовать и пожелать здоровья юному автору будущих симфоний.
С этими словами он взял Митину руку и долго, горячо ее пожимал. Мне же показалось, что ему очень хотелось его просто обнять».
(Е. Трусова. Страницы воспоминаний. Сов. музыка, 1976, № 9, с.107).

16 августа 1921 г. 
К. Лукашевич: 
«Я позволю себе обратить Ваше внимание и ходатайствовать перед Вами о назначении пайка одному несомненно выдающемуся по своему таланту мальчику, пианисту-композитору Дмитрию Шостаковичу, 14 лет. Мальчик этот уже с 9 лет проявил необыкновенный музыкальный талант: у него феноменальная музыкальная память, абсолютный слух, громадное познание фортепианной литературы, и уже есть такие сочинения, с которыми он выступал перед большой публикой. <...> Он все совершенствуется и большими шагами идет вперед. Но переживаемое тяжелое время, почти постоянная голодовка кладут болезненный отпечаток на всех детей, а тем более на такого труженика и впечатлительного, как Митя. От недостатка питания (он ведь почти никогда не имеет ни молока, ни яиц, ни мяса, ни сахара и очень редко масло) наш дорогой мальчик очень худ, бледен, в нем развивается усиленная нервозность и, что всего страшнее, острое малокровие. Наступает тягостная петербургская осень, а у него нет крепкой обуви, галош, теплой одежды. Страшно за его будущность. При всем желании и любви к нему ни его родители, ни близкие не в силах дать ему всего необходимого для жизни и развития таланта. Он получает интернатский паек, так называемый «талантливый», но в последнее время он так мизерен, что не может никак спасти от голода и выражается в золотниках (напр., 2 ложки сахару и полфунта свинины на полмесяца).
<...> Еще раз убедительно прошу обратить внимание на этот выдающийся талант. Он не может расцветать без главной помощи – именно в питании».
(Из письма К. Лукашевич А. Луначарскому).

 







1906-1915
1916-1918
1919
1920-1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
РУС
ENG