Документальная хроника
Сочинения
Фотоальбом
Дискография
Шостакович сегодня
Об авторах
Информационные ресурсы




1945

Сочинение фортепианного цикла «Детская тетрадь» (ор.69).

3 ноября – премьера Девятой симфонии (ор.70).

2 января 1945 г., Москва. 
«Новый год мы встречали. Встречали у нас на квартире. Отказать было неудобно, т. е. встречали «в складчину». Было «весело» и шумно. Наиболее тяжелые часы наступили после 3-х часов ночи. Далеко живущие гости (люди мне чужие и неинтересные) стали дожидаться первого трамвая. Ушли они в 6 часов (!). Я мечтаю о том, что в 1945 году мы водрузим знамя победы в Берлине.
Мои планы на 1945 года неясны. 
(продолжение письма)
Я ничего не сочиняю, т. к. живу в очень скверных условиях. От 6 и до 18 часов я лишен двух видов элементарных удобств: света и воды. Особенно тяжело переживать эти неудобства с 15 до 18 часов. Уже темно. Керосиновые лампы мало освещают. Зрение у меня плохое. При керосине я не могу писать. Нервы сильно изматываются от темноты...
Моя машина до сих пор не действует. Нету у меня бензина. Нету шофера и, пожалуй, средств такового содержать...»
(Из письма неизвестному адресату).

Галина Шостакович, дочь композитора: 
«Естественно, дочка композитора, нужно учить музыке, но я не очень успешно это проделывала, и отец по мере возрастания моих способностей сочинял, усложнял пьески: одну отыграла хорошо, завтра будет следующая. Я села играть эти пьески на прослушивании в Доме композиторов, одну сыграла, вторую не доиграла, забыла, расплакалась, вышел отец, доиграл, говорит: «Ладно, ладно, она еще маленькая». Через некоторое время меня освободили от занятий. Конечно, жалко, но что-то не пошло, так бывает. Я стала биологом.
 

Когда бабушка приезжала, начиналась колготня, беготня, я помню, у нее была такая лиса, вроде шарф, тогда носили. Она почему-то переворачивала ее, лису, мехом внутрь, клала на пол, сажала нас на эту лису и вот так за хвост возила. Все говорили – зачем, вы испортите. Она была эмоционально-заразительная. Я помню, мы ее ждали, потому что она нас на лисе возила».
(Из интервью, взятого О. Дворниченко).

М. Шостакович, сын композитора: 
«Мама была замечательный фотограф. Много знаменитых фотографий, снятых ею – написание Восьмой симфонии в Иваново в маленьком домушке, вообще много фотографий, сделанных матерью – и позже, в Комарово.
Он не любил фотографироваться. Лучшие фотографии мама всегда делала незаметно. Потому что он перед камерой закусывал губу, не знал, что делать, а мать умела подловить момент.
В картишки раньше любил поиграть, я помню... а потом как-то перестал. Пасьянсы любил раскладывать – это у него от мамы от его – Софьи Васильевны.
Он и меня учил раскладывать пасьянс. Я уже забыл, как это делается. Больше всего любил «Дядя Нил» – четыре ряда карт – сверху червы, бубны, трефы, пики...»
 (Из интервью, взятого О. Дворниченко).

август 1945 г. 
Даниэль Житомирский:
«...я постоянно видел Шостаковича. Август был на редкость погожий и располагал к летним досугам. Но Шостакович в них почти не втягивался. У него явная антипатия к любым видам пассивной созерцательности, вообще к незаполненному, «нейтральному» протеканию времени. Он не любит поэтому ни медлительных прогулок с разглядыванием облаков, ни тем более досужих, случайных бесед. Участие в каком-нибудь активном процессе – единственная мыслимая для него форма существования. <...> В разговоре он предельно лаконичен; его реплики отрывисты, афористичны, часто с ироническим подтекстом. Он как бы все время торопится «перейти к делу». Иногда соглашался поиграть в четыре руки».
(Житомирский Д. Из впечатлений минувших лет // Д. Шостакович:
Статьи и материалы. С. 183–184).







1906-1915
1916-1918
1919
1920-1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
РУС
ENG