Документальная хроника
Сочинения
Фотоальбом
Дискография
Шостакович сегодня
Об авторах
Информационные ресурсы




Опус 116

«Гамлет». Музыка к кинофильму. Экранизация одноименной трагедии У. Шекспира. Перевод Б. Пастернака.

1963—1964

Автор сценария и режиссер-постановщик Г. Козинцев

 Выход на экран 19 апреля 1964 года. Москва. Киностудия «Ленфильм»


Первое издание:  Собр. соч., т.42, М., 1987.
Рукописи:  семейный архи

 

Соч. 116а. Сюита из музыки к кинофильму «Гамлет».

1. Вступление
2. Бал во дворце
3. Призрак
4. В саду
5. Гамлет и Офелия
6. Приезд и представление актеров
7. Сцена отравления
8. Дуэль и смерть Гамлета

Длительность:  42’.
Первое издание:  М., Музгиз, 1968.


Г. М. Козинцев:
«Говоря о музыке Шостаковича, прежде всего хотелось бы сказать, что ее никак нельзя назвать музыкой для кино. Вообще мне кажется, музыка Шостаковича не может быть для чего-то. Она существует сама по себе и может быть лишь связана с чем-то. Это внутренний мир автора, который говорит о чем-то, что навеяно на него каким-то явлением жизни или искусства. Шекспир в творчестве Шостаковича совершенно для него органичен, и, может быть, из всех современных художников Шостакович – единственный, кто может с полной силой передать и трагическую силу Шекспира, и лирику его поэзии, и вообще все жизненное многообразие Шекспира.
Говоря о постановке шекспировского фильма, мне бы не хотелось называть это словом «экранизация». Задача, мне кажется, состоит не в том, чтобы переложить Шекспира для экрана, а в том, чтобы поднять экран до уровня Шекспира.
Мне кажется, что произведения Шекспира все время меняются. Они – новые для каждого нового времени, для каждого нового поколения. Они живут вместе с человечеством.
Дмитрий Дмитриевич Шостакович впервые писал музыку к постановке «Короля Лира» в 1941 году в Большом драматическом театре. И вот сейчас, когда мы работали над постановкой этой картины, кроме песенки Шута ничего из музыки, написанной для театрального спектакля, Дмитрий Дмитриевич не использовал. Он все написал заново.
Мне кажется, что это произошло не только потому, что кинематограф – другое искусство, чем театр, а по гораздо более важным причинам. Тогда был 1941 год, теперь – 1970-й. За это время прошла война, мир узнал, что такое фашизм, мир узнал, что такое одна из самых страшных войн, и по-другому мир перечитал Шекспира. По-другому перечитал Шостакович «Короля Лира». Он стал для него сейчас другим, чем был в 1941 году. То же самое произошло и с «Гамлетом». Шостакович писал музыку к спектаклю Большого драматического театра имени Пушкина. И когда я в первый раз показал Дмитрию Дмитриевичу материал фильма «Гамлет», первое, что он сказал, когда окончился просмотр, что ни одной ноты из своей музыки для театрального спектакля он не использует. Потому что тоже все изменилось. Шекспир шел вместе с людьми, со временем. Вся сила музыки Шостаковича заключается в том, что он смог сделать мысли и чувства Шекспира жизненно важными, современными в самом глубоком и серьезном смысле этого слова.
Произошел своеобразный парадокс: в фильмах – и в Гамлете, и в «Короле Лире» текст очень сильно купирован. Купированы метафоры Шекспира, гиперболы. Мы стремились к тому, чтобы актеры играли свои роли жизненно, естественно, реалистично, чтобы зритель увидел события трагедии как жизненные, реальные для него события. Но всю поэзию Шекспира нужно было сохранить. И вот, купируя стихи, мы старались передать поэзию музыкой. И первое место, первое значение в этом принадлежит музыке Шостаковича.
О ней очень трудно говорить какие-то слова, потому что все самые лучшие, самые прекрасные слова о музыке Шостаковича уже произнесены на всех языках. Хотелось сказать только, что мне очень посчастливилось работать с Дмитрием Дмитриевичем. Посчастливилось - мне не только потому, что его музыка была прекрасной, что она передавала с необыкновенной точностью и глубиной именно современный смысл, современные чувства и мысли этих великих трагедий. Но мне посчастливилось еще и в другом. Обычно, когда режиссер снимает фильм, многое не удается, много бывает разочарований. Это очень сложное искусство, которое зависит от множества самых различных явлений: как засветило солнце, в каком настроении был актер – тысячи мелких и крупных случайностей встают между замыслом и его осуществлением. Но я знал: как бы ни было трудно снять фильм и как бы ни была напряженна эта работа, все равно будет момент настоящей радости. Я ждал его с необыкновенным желанием приблизить его. Это тот момент, когда в ателье придут оркестранты, разложат партитуры, дирижер взмахнет палочкой – и я услышу Шекспира. Когда я слышу Шостаковича, мне кажется, я слышу голос автора, я слышу живой, современный голос Шекспира».
(Из интервью, взятого О. И. Дворниченко. Публикуется впервые)

 




Опус 1
Опус 2
Опус 3
Опус 4
Опус 5
Опус 6
Опус 7
Опус 8
Опус 9
Опус 10
Опус 11
Опус 12
Опус 13
Опус 14
Опус 15
Опус 15а
Опус 16
Опус 17
Опус 18
Опус 19
Опус 20
Опус 21
Опус 22
Опус 23
Опус 24
Опус 25
Опус 26
Опус 27
Опус 28
Опус 29/114
Опус 30
Опус 31
Опус 32
Опус 33
Опус 34
Опус 35
Опус 36
Опус 37
Опус 38
Опус 39
Опус 40
Опус 41
Опус 41а
Опус 42
Опус 43
Опус 44
Опус 45
Опус 46
Опус 47
Опус 48
Опус 49
Опус 50
Опус 51
Опус 52
Опус 53
Опус 54
Опус 55
Опус 56
Опус 57
Опус 58
Опус 58а
Опус 59
Опус 60
Опус 61
Опус 62
Опус 63
Опус 63а
Опус 64
Опус 65
Опус 66
Опус 67
Опус 68
Опус 69
Опус 70
Опус 71
Опус 72
Опус 73
Опус 74
Опус 75
Опус 76
Опус 77
Опус 78
Опус 79
Опус 80
Опус 81
Опус 82
Опус 83
Опус 84
Опус 85
Опус 86
Опус 87
Опус 88
Опус 89
Опус 90
Опус 91
Опус 92
Опус 93
Опус 94
Опус 95
Опус 96
Опус 97
Опус 98
Опус 99
Опус 100
Опус 101
Опус 102
Опус 103
Опус 104
Опус 105
Опус 106
Опус 107
Опус 108
Опус 109
Опус 110
Опус 111
Опус 112
Опус 113
Опус 114/29
Опус 115
Опус 116
Опус 117
Опус 118
Опус 119
Опус 120
Опус 121
Опус 122
Опус 123
Опус 124
Опус 125
Опус 126
Опус 127
Опус 128
Опус 129
Опус 130
Опус 131
Опус 132
Опус 133
Опус 134
Опус 135
Опус 136
Опус 137
Опус 138
Опус 139
Опус 140/62
Опус 141
Опус 142
Опус 143
Опус 144
Опус 145
Опус 146
Опус 147

РУС
ENG